Ролевая по Цельнометаллическому алхимику

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая по Цельнометаллическому алхимику » Квенты » Кинг Брэдли [59 лет\гомункул\Фюрер]


Кинг Брэдли [59 лет\гомункул\Фюрер]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

• Полное имя персонажа и его прозвище:

Кинг Брэдли. Фюрер. Хотя это скорее звание, подчиненные называют его именно так, с Большой Буквы. В качестве представителя вымирающего племени гомункулов зовется Гордостью.

• Возраст персонажа:

59 лет.

• Раса:

Гомункул.

• Профессия:

Фюрер всея Аместриса.

• Внешность:

Крепко сложенный, статный мужчина. На вид ему можно дать не больше сорока, хотя на самом деле великому Фюреру уже почти шесть десятков лет. Кожа несколько темновата, ибо постоянно просиживать в кабинете - не удел истинного правителя, которому надобно знать все о нуждах вверенного ему народа. Брэдли частенько ездит в своеобразные "командировки" по стране, участвует в подавлении немногочисленных восстаний, разрешает внутренние противоречия, отсюда и приятный взгляду загар. Возраст не пощадил владыку, слегка изукрасив его лик морщинами, которые все же не портят приятного впечатления, возникающего при взгляде на Фюрера. Также лицо украшают аккуратные усы, а "потерянный в битве" левый глаз с символом гомункулов, Урборосом, вместо зрачка и радужки закрыт повязкой. Уцелевший правый зеленого цвета. Черные волосы коротко подстрижены, лишь несколько тонких прядей, оставшихся от челки, стекают на лоб. Его губы обычно изогнуты в полной искреннего, тщательно отрепетированного дружелюбия, но в моменты, когда на Фюрера накатывает гнев, они сжимаются в узкую линию. Несколько глубоких шрамов, заработанных еще на этапе обучения, он скрывает под одеждой и не показывает никому, кроме жены. Одет обычно просто и как-то даже неподобающе для властителя столь крупной державы: в обычную военную униформу, разве что с уникальными погонами и парой медалей на груди. Под ней скрывается обычная облегающая майка, в которой очень удобно гнаться за некоторыми заносчивыми наглецами, возомнившими о себе невесть что. К поясу всегда приторочены ножны с отнюдь не парадным мечом (а если меча не на поясе, то он стоит в пределах досягаемости). В бою Фюрер идет, экипируясь пятью мечами, и это отнюдь не стремление что-то доказать:     

• Характер:

На самом деле характер владетельного не так уж и многогранен, как это кажется вечно подозрительным шпионам других держав. Те, кого принято называть не иначе как "народ" (хорошо, если не плебсом) видят исключительно одну сторону этакой метафорической монеты. Для своих возлюбленных подданных Фюрер всегда бодр и весел, неустанно радеет о благе державы, не забывая при этом о главной общечеловеческой ценности - семье. Он был действительно примерным семьянином, всегда находил время для игры со своим приемным сыном Селимом, посещал на пару с любимой супругой театры, ухитряясь делать это не в ущерб работе. Жены ставили его в пример во время ссор с непутевыми мужьями, и те тут же пристыженно замолкали, признавая правоту благоверных. Были документально зафиксированы многочисленные случаи хождения верховного главнокомандующего в народ, когда он навещал случайно (ну, так думали простые люди) выбранные семьи, с удовольствием чаевничал, внимательно выслушивал все жалобы и отвечал на предъявляемые крайне редко претензии. Иногда Фюрер заходил в пабы, пропускал стаканчик-другой в веселой компании, опять же принимая к сведению просьбы простонародья. Со временем его стали окончательно считать "своим" в кругу граждан Централа, а еще немного спустя - и всего Аместриса. Большая часть рядовых и низшего офицерского состава преклоняется перед ним (еще бы - правитель, а "потерял" глаз, защищая Родину!), высшие чины относятся с должным почтением. В общем и целом, Кинг почти идеален, даже слишком совершенен для человека... Наверное, потому, что вовсе не человек.
Некоторым довелось увидеть и обратную сторону мягкого, в общем-то, характера Фюрера, о чем они жалели незамедлительно. Если великому потребно, он в одночасье может стать очень, очень жестоким че... существом. Услышав из уст противника любой синоним "милосердия", такие даже не тянутся за толковым словариком, а с легким сердцем укорачивают нежелательного собеседника на десяток сантиметров сверху. Почти все, кто видел Брэдли по-настоящему серьезным, жили крайне плохо, зато недолго, и уж точно не успевали рассказать ничего товарищам. С врагами народа и его личными супротивниками Кинг расправляется быстро, не выказывая ненужных эмоций, как если бы просто выносил скопившийся за пару дней мусор. Немногие в состоянии оценить его аналитический, цепкий ум по достоинству, ограничиваясь обычно сравнением со стальным капканом: попадешь в такой - можешь смело пытаться отгрызть себе ногу, по-другому не выбраться. Самое заветное желание Брэдли, его истинное стремление, то, что он хочет увидеть больше всего на свете - мир, объединенный под флагом Аместриса. Исключительно ради этого вот уже много лет страна стоит по колено в крови, непрерывно вступая в войны со всеми имеющимися в наличии соседями. И, естественно, побеждает благодаря силе дисциплинированных войск и государственных алхимиков.             

• Биография:

Родился Брэдли, вестимо, в Централе. Причем с самого момента появления на свет он рассматривался всеми окружающими исключительно как еще один юный кандидат на пост Фюрера. Таких вокруг него было еще несколько десятков - детей, признанных годными сменить в будущем уже начавшего сдавать позиции главнокомандующего. Их учили всему, что может пригодиться правителю Аместриса: риторике, истории, этикету, владению оружием (конкретно Кинг специализировался на прямых мечах)... Неуспеваемость каралась жестко, если не смертью (в зависимости от настроения куратора), то хотя бы последующей высылкой куда-нибудь в район текущих "горячих точек". Жить было тяжело, но и расставаться даже с таким подобием мирного существования не хотелось, поэтому Брэдли цеплялся за жизнь отчаянно, усваивая все уроки с первого раза. Он стал лучшим, и лишь тогда узнал, что существует еще один своеобразный тест на профпригодность: требовалось выдержать внедрение в тело частицы гомункула с говорящим именем Гордость. Он не был обычным гомункулом - мог стареть, хоть и гораздо медленнее, чем обычный человек, но был так же мало уязвим для обычного оружия, как и все его племя. Это препятствие осталось позади, а будущий Фюрер обзавелся крайне полезным в хозяйстве Глазом Истины, с помощью которого он мог предсказывать движения оппонентов. В сочетании с острым умом, способным обработать сотни вариантов в секунду, это делало его практически непобедимым в рукопашной схватке противником. Итак, уже в двадцать Брэдли стал главнокомандующим, фактически власть предержащим в насквозь милитаризированном государстве. После этого его жизнь нельзя назвать такой уж насыщенной, потому как в основном бытие в качестве Фюрера сводится к чтению кипы макулатуры и выслушиванию суетливых советников. Но после того, как Аместрис достаточно окреп, Брэдли решил - пора, товарищи, сбросить гнет мирового капитализма! После чего крушить ярмо зарубежья решили сразу по всем направлениям. И, что удивляет больше всего, преуспели в этом! За несколько лет непрерывного кровопролития Аместрис стал одной из самых великих держав мира сего, сокрушив или заставив потесниться всех прочих. Фюрер был доволен. 

• Особенности:

Смотря на этого, без сомнения, влиятельного и властного человека, никак не ожидаешь от него свершения каких-либо позорящих великое звание Фюрера действий. Тем не менее, Кинг частенько может выкинуть что-нибудь весьма противоестественное, приводящее прекрасно знающих характер главнокомандующего людей в недоумение. Например, Фюрер может просто сбежать подальше от надоедливых подчиненных, если ему наскучит рассмотрение дела второстепенной важности. Порой он позволяет себе вздремнуть на рабочем месте, или угостить гостя нечасто встречающейся в стольном Централе дыней... В общем, совершает абсолютно не логичные, загадочные и порой забавные поступки, у которых нет явной цели. Никто не знает, для чего это великому, но и спорить с Фюрером на эту тему не решаются, потому как опасаются за состояние своего здоровья.   
Страхи... Фюрер не должен бояться ничего, потому как он являет собой пример для всей нации. Однако пара-тройка страхов есть, как им не быть. Маленькие - смерть жены и приемного сына; то, что обстоятельства заставят его от зари до зари заниматься скучной бумажной работой. Большой страх - распад Аместриса и возвращение державы в первоначальное компактное состояние. 

• Ключ:

принят

• Связь с вами:

ICQ #583820962

• Пробный пост:

Тема - диалог с Мустангом. О вечном.

Фюрер уютно устроился в мягком, комфортном, специально созданном для него лучшими столярами Аместриса кресле и задумчиво улыбался, наблюдая за попытками усидеть спокойно на крайне неудобном гостевом стуле Мустангом. Полковник не ерзал, судорожно пытаясь как-то избежать впивающихся в седалище филигранно подобранных неровностей, а плавно, практически незаметно перетекал в новое положение. Смотря на него со стороны нельзя было сказать, что собеседник главнокомандующего испытывает какие-либо неудобства. Фюрер порой восхищался тем, как этот человек (всего лишь один из представителей своего вида) умудрился так споро вознестись по служебной лестнице. Полковник Мустанг был бы довольно опасным противником, если бы обладал знанием об истинном положении дел в Аместрисе...
- Вызывали, Фюрер?
Брэдли захотелось съязвить что-нибудь насчет нетерпеливого молодого поколения, но на то он и правитель, чтобы сдерживать низменные устремления. Поэтому он просто отпил немного прекрасно заваренного черного чая и улыбнулся Мустангу чуть шире, мол, "прости за стариковскую неспешность". После чего, аккуратно водрузив чашку на место, он откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди.
- Да, полковник. Мне бы хотелось поговорить с вами об одном деле, не терпящем отлагательств, но сперва... Почему бы не насладиться красотой этого великолепного во всех отношениях утра?
Кинг неторопливо поднялся, с удовлетворением наблюдая, как Рой Мустанг делает то же самое лишь немного быстрее, а не молниеносно, подобно тем торопыгам-лейтенантам, и приблизился к выходящему во двор окну. Он принимал полковника в относительно неофициальной обстановке - в кабинете отсутствующего ныне генерала. Никто не мог сказать, с чего это всеблагому захотелось сделать именно так, но и спорить с Фюрером не решались, посему быстро заменили мебель и приготовили превосходный чай.
- Вы только посмотрите на это! Хо-хо, мы же еще можем лицезреть восход солнца, полковник... Знаете, мне пришло в голову, что вам не помешало бы повышение. Скажем, до генерала. Естественно, кое-чем придется пожертвовать, но и некоторую выгоды вы извлечь из этого сумеете, я не сомневаюсь.
Улыбка увяла, губы сжались в тонкую линию, изумрудный глаз буравил собеседника, буквально вынимая из него душу.
- Хотите ли бы вы наслаждаться прекрасными мгновениями еще много-много лет, полковник Мустанг? 
От ответа Роя теперь зависела не только его жизнь, но и бренное бытие всех без исключения доверенных подчиненных талантливого Пламенного Алхимика. Оставлять базу для сопротивления было бы не слишком разумно. Фюрер снова улыбнулся, прищурив правый глаз, и повернулся к окну. Над горизонтом показался краешек дневного светила...

Отредактировано King Bradley (2010-04-22 05:59:34)

+1

2

Принят.
Приятной игры

0


Вы здесь » Ролевая по Цельнометаллическому алхимику » Квенты » Кинг Брэдли [59 лет\гомункул\Фюрер]